Население земли утомилось от секса

Это, наверняка, самая ужасная потаенна современной цивилизации. Не достаточно кому хватит смелости на публике заявить: «Хватит нагого мяса! Я совсем не желаю каждый денек взбивать пыль на собственной либо даже чужой постели! И через один день - тоже не желаю. Мне уже не любопытно глядеть на дам, так как с их нечего снимать! Для чего эти сволочи, которые посиживают в телевизионном пруду, интернетовом пруду и глянцевом пруду, так обожают щекотать меня за яичка?! У меня есть много других интересов и желаний! Товарищ милицейский-полицейский, чего вы стоите, сделайте уже чего-нибудть с этими озабоченными. Вы же видите - они нарушают мое право на неприкосновенность».

Стоит только кому-нибудь сказать нечто схожее, как его здесь же обвинят в наилучшем случае в гомосексуализме, в худшем - в импотенции. А импотенты - это самая дискриминируемая каста. Потому никто не гласит. Я 1-ый. Понимаете, как жутко?! Сейчас зажмурюсь и продолжу.

У меня все нормально. И с мужским здоровьем, и с сексапильной ориентацией, и даже с семьей. Я не маньяк и не ханжа. Я люблю свою супругу, при этом не только лишь как мама моих малышей. Я умею глядеть на неплохую женскую фигуру и вожделеть ее обладательнице достойного жениха, в особенности если фигура - не единственное, что женщина может предложить. Я даже могу, смотря на очередной проплывающий мимо кораблик в юбке, вздохнуть о кое-чем таком, но только вздохнуть, так как супруга у меня строгая, чуток что - сходу наносит моральный вред.

Время от времени я езжу в такие командировки, где нет телека, веба и живых дам, зато хватает свежайшего воздуха, тишины, деревьев и физических нагрузок. Эти поездки бывают долгими. И всякий раз я удивляюсь одному и тому же: никаких претензий моему организму «основной инстинкт» не предъявляет. Когда нет никаких наружных раздражителей, никто не сверкает кожным покровом, то половое уходит на 2-ой план, уступая место людскому.

В один прекрасный момент я оказался в психушке и разговорился там с главврачом. Так вышло, что эта поликлиника была обязана разделять местность с монастырем, потому интервью стремительно перекинулось на тему воздержания: что это - норма либо отклонение?

Ответ мед работника, который, невзирая на близость к монастырю, был далек от воцерковления, меня поразил. Он, другими словами она произнесла приблизительно последующее: потребность человечьих особей в сексапильном общении на сегодня страшенно гиперболизирована. Тот уровень сексапильности, который задается информационным местом как норма, свойственен разве что людям нездоровым, при этом не только лишь на психическом уровне. Сексоцентризм сознания характерен, например, для первой стадии туберкулеза, неких кожных болезней и даже проказы. Не говоря уже о том, что только мощная потребность в сексе наблюдается практически у всех пациентов психиатрических клиник.

- Другими словами творчество Высоцкого в той части, где «главврач Маргулис телек запретил», медицински правильно?

- Это притом, что во времена Высоцкого был совершенно другой телек. Мне даже жутко поразмыслить, что будет с нашей малеханькой больничкой, если хотя бы на час мы будем включать его в вечернее время. Про психическое здоровье тех, кто глядит телек «на воле», я уже издавна не думаю. По другому сама сойду с разума.

После чего разговора я не закончил посиживать перед экраном и монитором, но невольно начал рассматривать роль сексапильного ингредиента в том информационном продукте, который мы употребляем, также то, как позже это сказывается на нашем поведении. И сделал вывод, что образ Ленина времен СССР - это дряхлая старушкина грудь, по сопоставлению с тем, какое место в нашем сознании сейчас занимают главные сексапильные знаки.

Мы все живем во власти жесточайшей диктатуры. Это диктатура мягенькой ягодицы. Диктатура большой груди. Диктатура длинноватых ног и маленьких половых отношений.

Если кто-то желает реализовать нам задорого чего-нибудть ненадобное, то на маркетинговом плакате он ставит рядом с этим ненадобным полуголую бабу - и мы должны здесь же бежать в магазин. И бежим.

Если ты хотя бы раз за месяц не снимаешь трусы с какой-либо новейшей женской задницы, означает, ты либо нездоров, либо не мужчина. Нам дают это осознать, и мы осознаем.

Рынок психологического здоровья захватили неготовые зигмундовы потомки. Голоса обычных психиатров утопают в болоте «медийной медицины». «Семя в организме мужчины - это раздражитель, который необходимо повсевременно выплескивать!». «Регулярная внебрачная половая жизнь - наилучшее средство от депрессии!». Любознательная деталь - сами создатели схожих мантр, обычно, имеют полный набор признаков импотенции: лицевой целлюлит, лысые затылки, впечатляющие животы. Причина этого, на мой взор, в том, что если человек невоздержан, то он невоздержан во всем: в сексе, жрачке, бухле и медийном самолюбии.

А сейчас попытайтесь побеседовать с каким-либо мускулистым, подтянутым медиком, у которого в кармашке не приобретенная корочка общественно-дворовой академии, а добросовестный муниципальный научный статус. Он растолкует вам, что склонность здорового организма к воздержанию - это даже не христианская доблесть, а мед факт. Мужчины с красивыми физическими данными, находящиеся в лучшей спортивной форме, меньше всего испытывают приступы желания срочно залезть в чью-нибудь кровать. В Старой Греции обыденным явлением было воздержание атлетов, и в наши деньки спортсмены более других сдержанны по отношению к слабенькому полу.

Сильный, мужественный,