Полакомиться творожком

В язык россиян ворачиваются слова-маркеры бедности. Какими бы успешными, патриотичными и сытыми ни изображала людей пропаганда, вроде бы сами граждане ни верили в свое величие, есть один предатель, который выдает с потрохами их настоящее неблагополучие. Это язык. Нынешний язык россиян гласит нам, что люди стали жить плохо. В российский язык неприметно возвратились слова бедности. Слова голода, ужаса и безысходности. Необязательно прямо спрашивать людей, отлично ли им живется - довольно слушать, какими словами они обрисовывают свою новейшую жизнь. Возьмем для начала слово «лакомиться». Его употребляют люди, ограничивающие себя в растратах на пищу. Слово «лакомиться» всегда звучит в интервью бедных пенсионерок, которые говорят о собственном рационе. «С пенсии покупаю для себя курицу полакомиться». Это четкий маркер бедности и даже бедности, потому что в XXI в. рацион и достаток человека среднего практически исключает какие-либо продуктовые лишения. Люди изредка приобретают икру, трюфели либо не плохое вино. Но только бедняки именуют эти покупки лакомством, выдавая тем свою неудовлетворенность каждодневным питанием. Если вы пришли на свидание с полностью удачным на вид человеком и вдруг он предлагает полакомиться шоколадом, насторожитесь: перед вами полностью точно бедняк, играющий в чужую игру. К огорчению, людей, которые обожают «лакомиться», в Рф стало больше. Слово это практически пропало из массового потребления лет на 10. И вот оно возвратилось. Как возвратились «лакомки» и «лакомства». Это страшно. Еще ужаснее то, что сейчас россияне считаю лакомством: творог, мясо, фрукты, рыбу, конфеты... Другое слово из этого ряда - «баловать». «Иногда балую себя творожком» - ведает журналистам провинциальная учительница, еле сводящая концы с концами. «Яблочки покупаю только с получки - побаловать детей» - делится другая учительница. Другая произнесет «Детей фруктами радую изредка - только с зарплаты». Казалось бы, положение у обеих идиентично, но нет - 2-ая не ощущает себя недоедающей. Очередной маркер - те же «творожок» и «яблочко». Уменьшительные формы, используемые к продуктам, выдают подобострастное к ним отношение. А подобострастие к творогу либо яблокам появляется только у людей недоедающих, при этом, недоедающих тут и на данный момент. И недоедающих не по вине стихии, катастрофы либо войны, а из-за собственной бедности, собственного общественного неблагополучия. Недоедающие хронически. Ни в одной блокадной либо военной мемуаристике вы не встретите повального потребления уменьшительных форм слов «хлеб», «молоко», «каша». Ели «хлебушек», пили «молочко» и поджаривали «рыбку» российские фермеры, голодавшие сотки лет и при царях, и после их, тогда как дворяне с негоциантами все это время потребляли хлеб, молоко и рыбу. А вот половые в трактирах предлагали им «икорочку», «балычок» и «стерлядочку». В общем, помните: если вас в чьем-то доме угощают красноватой «рыбкой», возможно, она была куплена во вред другим потребностям - к примеру, заместо «курочки» детям. Пройдите по рынку, постойте у молочного отдела магазина. Прислушайтесь - больше людей именуют продукты питания с особым придыханием: «мяско», «рыбка», «молочко». Они недоедают! Есть люди, которые на вопрос о собственном рационе оптимистично отвечают: «Питаемся мы хорошо». Не веруйте! Эти люди также недоедают. Голода у их, наверняка, нет, но позволить для себя различные продукты они не могут. Брать пищу ради наслаждения им не по кармашку. Они не едят - они питаются, заполняют себя энергией, едят ровно столько, сколько необходимо для поддержания жизни. Все, что выходит за рамки питания, считается лакомством. Питание - горьковатое русское слово, обозначающее потребление товаров в рамках актуально нужных норм. Ужасное по собственной разоблачающей силе слово «отдыхать», оно же «отдых». Знайте: люди, которые летят на отдых в Египет, вероятнее всего тяжело работают за маленькие средства. Даже те, кто «отдыхает» в Мексике либо Китае. Слово «отдых» выдает в их вялость от работы, которой они, возможно, посвящают много времени и которую навряд ли обожают, ведь от возлюбленной работы утомиться трудно. Вялость, судя по всему, так мощная, что две недели путешествия по сопоставлению с ней кажутся отдыхом. А ведь путешествие - это тяжкий труд, отчаливать в путешествие необходимо отлично отдохнувшим. А отдыхать лучше дома. Заметьте, как не достаточно у нас путников и как много «отдыхающих», которых в ближайшее время в наилучшем случае стали именовать туристами. Слово «путешественник» до сего времени ассоциируется с высочайшим достатком и беззаботностью. Все отдыхающие грезят стать путниками. Путники как класс из российского языка за последний год практически пропали. Кстати, еще чудовищней слово «отдых» звучит применительно к воскресным пикникам с шашлыком и водкой либо к пятничным походам в бар. Как эти люди работают, если нажраться до полусмерти для их - отдых? В общем, если ваш фанат сулит вам золотые горы, а сам зовет отдохнуть в той же Мексике, знайте, что перед вами вялый наемный работник, который навряд ли выкарабкается из собственной колеи - язык выдает в нем безысходность. И уж совершенно безысходен тот жених, что работу свою именует