Право на оргазм



— У меня никогда не было оргазма, — гласит для тебя кто-либо.

Ты удивляешься, а позже еще более, когда узнаешь, что идет речь о любом оргазме — с мужиком, с самой собой, с прибором. Его нет. Никаким методом.

Ты смотришь на приятную даму, отлично одетую, развеселую, и не можешь никак осознать, как она так живет. Без оргазмов.

Оказывается, что от секса она даже получает наслаждение, ей нравится, когда мужик обымает ее, целует, заходит, двигается.

Бывают и такие, которых секс стращает, да и они занимаются им с теми, кто им вправду нравится.

Но расслабиться не могут.

От потрясения ты вспоминаешь все дискуссии со знакомыми о сексе за всю твою жизнь. И вытряхиваешь из архива все те случаи, когда девицы для тебя гласили, что не могут кончить от мужчины, и потому требуют его заняться с ними оральным сексом. По другому у их не выходит.

Это еще очень неплохой пример: дамы хотя бы получают свое наслаждение. А есть же много таких, кто не может отважиться на такое. Тем паче далековато не все мужчины обожают опускаться девицам меж ног.

Мы живем в XXI веке, когда дамы получили практически все, о чем можно было грезить. Не считая оргазма.

В обществе мужчины и дамы равны. Но не в сексе. Секс более комфортен для парней. В хоть какой позиции мужчине чисто на техническом уровне удобнее делать свое дело. Даже если взять самую обыденную позу, где мужик сверху, то он комфортно устраивается у дамы меж ног, у него много точек опоры.

А даме, если она сверху, нужно обширно раздвинуть ноги (и это еще спасибо, если мужик не очень большой), отыскать точку опоры, опереться руками так, чтоб не притупить чувства снутри. Естественно, можно приспособиться, но это, поправде, не самая комфортная поза на свете, чтоб оставаться расслабленной и мыслить только о собственном наслаждении.

Но даже если мужик и на для тебя, то он в какие-то мгновения, и нередко в самые решительные, может тебя прижать, придавить (как все обычно и делают), а для дамского оргазма очень принципиально, в каком положении спина, может ли она выгибаться, и свободны ли ноги.

Ни парней, ни дам никто этому не учит. А по дефлоту дамы больше переживают за удовольствие мужчины. Он ведь им присунул, он же туда-сюда двигался, старался. Означает, если ты не кончила, это твой недостаток. Он сделал все, что мог. Это ведь так смотрится секс.

И этот секс, правда, может быть безрассудно приятен, и дама будет орать от экстаза, но при всем этом она может не получить собственный оргазм. Так как в ней есть некие особенные места, которые даже во время самой бурной страсти недостаточно отлично стимулируются.

И плохо то, что мы ко всему приходим опытным методом, без каких-то теоретических познаний о собственном теле. Если приходим.

Я уже занималась сексом какое-то время, и мне было прекрасно, а позже у меня появился случайный хахаль, который совершенно ненарочно входил под таким углом, что попадал в то самое особое место. Тогда и я все сообразила об оргазме. Это было просто ошеломительно. А далее ты уже себя знаешь и понимаешь, как так оборотиться, чтоб это почувствовать.

Но у меня было много парней.

А если дама выбирает 1-го и навечно (более-менее) и если у нее с ним не выходит, то она и не пробует. Она осознает: любовь есть, физическое притяжение есть, приятные чувства есть. Есть все — ну и черт с ним, с оргазмом, «это не мое».

В особенности в тех случаях, если ей не помогают даже собственные пальцы. Это, естественно, уже суровая психологическая неувязка. Запрет на наслаждение. Кромешный ужас.

У меня есть знакомая из очень религиозной семьи, которая в свои 20 6 еще никогда не лобзалась. И даже если пойдет речь о жизни либо погибели, она не сумеет дотронуться до себя. Не то чтоб предки так ей и гласили — не смей, дескать, мастурбировать. Таких слов там не произносят. Это непростая система соблюдения всех указаний церкви, намеков и догадок о том, что ты не имеешь никакого права доставлять для себя сексапильные радости.

Семье не непременно быть глубоко воцерковленной, чтоб воспитать малыша вот так. Время от времени это просто ханжество, основанное на полностью светских установках. Практически все люди, с которыми я разговаривала, понятия не имеют о том, что малыши проявляют энтузиазм к своим первичным половым признакам с самого крохотного возраста. Играют ими, пробуют что-то сделать. А предки нередко на их кричат, воспрещают, пеленают, наказывают. И это все остается в памяти, и с этими табу ты уже приходишь в осмысленную жизнь.

— Она мне звонит и спрашивает, что с работой, я отвечаю, а она не дает мне кончить! — возмущается приятельница. — Я ей рассказываю о поездке, а она не слушает, она снова о собственном ремонте, не дает мне кончить! И она всегда так: сама спрашивает, я что-то говорю, а она перебивает, не дает кончить!

Это одна из числа тех знакомых, у каких нет оргазма.

— Э-э-э... — произношу я. — Ты себя слышишь? Твоя мама не дает для тебя кончить. Ты на данный момент трижды повторила.

Наверняка, можно жить и без оргазма. В конце концов, жизни это не грозит. (Только если ты не мужик. У парней без разрядки может очень очень повышаться давление, что приводит к сердечными болезням. Это не шуточка.) Если эта неувязка уже издавна, то, очевидно, будет нужно много времени и сил, чтоб разобраться внутри себя и посодействовать. И даже не совершенно ясно, какой резон привести, чтоб уверить: оно того стоит.

Одна знакомая художница работала много годов назад с химикатами и обожгла нос. Изнутри. Она закончила чувствовать запахи. С этим можно жить. И за 20 лет точно привыкаешь. Но позже что-то случилось с медициной, появились новые способы. Художнице сделали операцию. Естественно, она не услышала одномоментно запахи свежайшего хлеба и травки. Появилось только эхо. Да и это уже было восхитительно. Природа, парфюмерия, запах мужчины, пищи — все это было труднодоступно. А это ведь такая вселенная