Признаки токсических отношений

Временами, почаще, чем мечталось бы, меня посещают клиенты из разряда «Мыши рыдали, кололись, но продолжали есть кактус». Их личная жизнь перенасыщена слезами, досадой, гневом.

Мысли о «человеке» - почему-либо они все деперсонифицируют собственных партнеров, называя их «человек» (думаю, я знаю, почему, но это совершенно другая история) -так вот, мысли о «человеке» занимают все доступное ментальное место, вызывая перегрузку системы и общий коллапс.

Приходят они с вопросом, по смыслу близким к: «Как еще мне угодить «человеку«, чтоб он не сердился/оставался со мной/возжелал жениться/общих малышей/совместного времяпрепровождения/и т.д.?»

В процессе последующих расспросов выясняется, что «человек» временно не работает/живет у клиента и за его (ее) счет/пьет/часто отказывает в сексе/тяжело болен ВСД - необходимое подставить. А время от времени и все совместно. При всем этом, «человек», естественно, любит и терпит все несовершенства моего визави - уж так терпит! На диалоги, правда, идет очень без охоты, требуя принимать себя таким, как есть, так как у него травма/ужасные переживания/стршная работа/томная болезнь ВСД - необходимое вписать. Со стороны, кажется, все понятно, да?

Думаете, люди не способен разобраться в происходящем в силу последней собственной наивности?

Не тут-то было. Отлично глядеть со стороны, лицам незаинтересованным. А вот изнутри все смотрится не так просто.

Эмоциональное насилие в отношениях появляется обычно, когда они уже прошли стадию первого узнавания и малость укрепились. Еще не так давно жизнь казалась радостным дуэтом двоих - и вот какой-то из них обнаруживает, что издавна замолк и ступает по жизни осторожно, как по узкому льду, никогда не зная, что и где треснет.

Эта форма насилия (еще ее именуют психическим насилием) становится доступна, когда одна из сторон получает достаточный объем инфы о партнере, чтоб иметь возможность его держать под контролем. И манипулировать самыми тонкими опциями людской души: представлениями о действительности и морально-этическими установками, в том числе осознанием о применимом и неприемлемом. Часто эмоциональное насилие базируется на угрожающем, обвинительном либо запугивающем контексте, заставляющем жертву делать пожелания насильника.

Все его поведение наносит наисильнейший удар по самооценке жертвы, которая со временем все поглубже погружается в слабость. Если ситуация насилия продлится довольно длительно, жертва утратит надежду и впадет в отчаяние, в каком она будет созидать, что способна действовать, даже попробует действовать, и даже изо всех сил, но уже не увидит пути. И - вспомним о вине - большая часть насильников отлично управляются с задачей уверить жертву, что все происходящее - ее, только ее вина.

Когда я спрашиваю такового человека: «Понимаешь ли ты, что являешься жертвой насилия?» - в большинстве случаев встречаю недоуменный взор. Да, вас могут использовать и таким макаром, что вы сами этого не заметите. Потому вот вам маркеры токсических отношений. Если их в вашей жизни очень много, может быть, пришла пора прочно задуматься.

Эмоциональное насилие может принимать формы:

- Оскорблений либо постановки вас в центр неудобных ситуаций.
- Неизменного перебивания, неожиданных уходов.
- Гипертрофированной критики.
- Высмеивания ваших ценностей и ценностей.
- Злоупотребления сарказмом.
- Непрерывного подшучивания либо открытых издевок.
- Отказа в разговоре.
- Игнорирования либо выведения вас за круг общих дел и знакомых.
- Посторониих любовных связей.
- Провокативного поведения с обратным полом.
- Безосновательной ревности.
- Лишних капризов.
- Формулировок наподобие: «Я тебя люблю но…»
- Угроз в стиле: «Если ты не.., тогда я…»
- Запретов на привязанности.
- Нередких упреков и обвинений.
- Изоляции вас от семьи и друзей.
- Контроля с помощью средств либо их отсутствия.
- Непрерывных звонков либо смс, если вас нет рядом.
- Угроз «пропасть» либо совершить суицид, если вы уйдете.

Люди, подвергаемые этому артобстрелу могут стать так уязвимыми, что окажутся перед риском еще больше глубочайшего воздействия на личность: конфигурации памяти. Это случается, когда неверная информация подается с целью вынудить жертву усомниться в своем здравомыслии. Варианты воздействия могут варьироваться от обычного отрицания тривиальных фактов до сотворения липовых ситуаций. И это не сюжет утонченных детективов.

Бывало ли вам созидать людей, которые после томного разрыва отношений сами не понимают, кто кого бросил? Мне доводилось. А родителей, отказавшихся от детских алиментов, «чтобы не портить отношения»? То-то.

Насильнику отлично известны методы маскировки. Слово «любовь» иногда смотрится просто предназначенным для контроля и манипуляций.

Когда его недостаточно, в ход идет другой всераспространенный прием: бурное покаяние, подарки и остальные наслаждения для жертвы. Есть смысл снять, все-же, розовые очки и усвоить ординарную правду: это один из стандартных циклов насильного поведения.

Редчайшие моменты счастья дают жертве возможность уцепиться за надежду, что сейчас можно ничего не поменять, и насильник знает это.

Если вы в один момент нашли, что являетесь жертвой насилия, 1-ое, что вам принципиально осознать: это не ваша вина.

Насильники - мастера в собственном деле. Они в курсе, что каждый человек испытывает сомнения, - и употребляют их против вас. Они знают, как внушить вам, что вы не заслуживаете наилучшего дела, что они делают все, чтоб посодействовать вам, и большая часть из их могут быть публично очаровательными довольно, чтоб уверить окружение в собственной искренности и правоте.

Если вы узнаете себя во всем вышесказанном, у меня вправду нехорошая новость: у ваших отношений сильно мало шансов. Не то чтоб их совершенно не было, но конфигурации