Сопоставление - мама насилия

"Взгляни, какая прекрасная девченка! Это так как она в платье",- услышал я, и опять "забродили старенькые дрожжи". Шаг за шагом мы вгоняем малышей в комплекс неполноценности. Поочередно и планомерно. Он будет проявляться в учебе, в дружбе, в любви. Так как мы такие. Не умеем по другому и обучаться не желаем. Незачем, мы-то живем как-то! Как-то...

Позицией, человека, выросшего в неизменном сопоставлении и оценке, никогда не будет "я живу тут и на данный момент", "мне отлично" "я чувствую это так", а только - я ужаснее (лучше)", "на меня на данный момент не так поглядели", "я выгляжу полным кретином", "наконец мать именовала меня молодцом", "я должен желать есть" и т.п.

Хитрость ловушки состоит в том, что мы сами запутываемся в собственных манипуляциях. Так, в одной ситуации мы с легкостью говорим "Взгляни, как Н. отлично обучается", а в другой не позволяем ребенку сказать "Все за контрольную получили тройки, и Н. тоже". Во 2-м случае мы немедля парируем: "Меня другие не заинтересовывают - у меня собственный отпрыск!" Как! Не заинтересовывают! Напротив, только это меня и интересует на данный момент. И последнее - чувства моего отпрыска. Я ужаснее других! Я нехороший родитель! Что будет, если все выяснят.... Я просто сам, как отец не способен совладать с своими эмоциями. А инструмент сопоставления и оценки всегда под рукою. Как же! Сколько лет учили!

Сопоставление разъедает душу покруче, чем насилие. Оно, в определенном смысле и является мамой насилия. С той различием, что в ситуации насилия давят на меня, а когда меня учат повсевременно ассоциировать, я начинаю давить сам на себя. Всегда. При этом в отличие от рефлексии, когда человек пробует разобраться в собственных желаниях и мотивациях, здесь мы только и делаем, что страдаем. И нет в этом никакой дороги: мука никуда не ведет. Ведь даже если для того, чтоб утереть нос другу, я научусь летать, мое наслаждение будет маленьким, непонятным и брутальным. Ведь это не я научился летать - это мой друг меня обучил.

Один из результатов такового подхода мы нередко смотрим: "У меня новенькая машинка", - отрадно докладывает мальчишка днем. "А у меня еще лучше! Мне купят две! Нехорошая у тебя машинка",- варианты ответов. При всем этом, непременно, обычной реакцией свободного человека является: "Классная машинка! Рад за тебя! Дай поиграть! Здорово!" и т.п. Неуж-то мы не желаем так? Либо свой комплекс неполноценности уже не дает нам даже желать?

Приучивать человека быть лучше всех, означает навечно ставить его в тяжелейшую ситуацию. Строго говоря, отныне он начинает существовать только при условии, что есть другие. Нет больше его радостей, страданий, фурроров. есть только сопоставления, одни сплошные сопоставления. "Вот мальчишка же не рыдает!" А я вот, плачу! Представляете?! Плачу! Так как мне больно! Мне необходимо тепло и помощь, а не сопоставление! "Вот какая девченка прекрасная в юбке", - А мне, правда, нравятся штаны. Желаете гласить по существу? Гласите! Давайте спорить! И девченка здесь совсем ни при чем.

Знаю, знаю наперед примеры, которые мне приведут: Моцарт и ему подобные. Если б их, дескать, не заставляли быть лучше других, ничего бы из их и не вышло... Неправда! Во-1-х, не знаем мы, что вышло бы, а что нет. А во-2-х, более злосчастных людей, чем другие "лучше других", я не знаю.

Неумение принять себя, свои мысли, свои чувства убивают на наших очах целое поколение. Из какого безумного комплекса сопоставления возникает принцип "все американцы - говно"? Из какого самоуничижения растет формула "Мы всех порвем"! Не "я смогу, так как мне это принципиально", а "порвем кого-либо", так как это единственный шанс БЫТЬ для меня.... А вот из какого: сопоставление неизбежно приводит человека к унижению других, к ненависти, к конечной потере самого себя, если нет никого, с кем можно сравниться. Сопоставления, естественно, в свою пользу. И хоть какой ценой.

"В работе мы как в проруби, в кровати мы как на войне" (с). Расчудесный итог.

Необходимость повсевременно обосновывать - отцу, учителям, друзьям - разрушает наших малышей. Человек совсем теряет право на самость. На независимую самость.