Зрелые дела

У любви есть три измерения.

Одно – это измерение зависимости; оно случается с большинством людей. Супруг находится в зависимости от супруги, супруга находится в зависимости от супруга; они эксплуатируют друг дружку, подчиняют для себя друг дружку, принижают друг дружку до продукта. В девяноста 9 процентах случаев в мире происходит конкретно это. Вот поэтому любовь, которая может открывать двери рая, открывает только двери ада.

2-ая возможность – это любовь меж 2-мя независящими людьми. Это тоже время от времени происходит. Да и это приносит страдание, так как длится неизменный конфликт. Невозможна никакая сонастроенность; оба так независимы, что никто не готов пойти на компромисс, подстроиться под другого. С поэтами, живописцами, мыслителями, учеными, со всеми теми, кто живет в собственного рода независимости, по последней мере, в собственных разумах, нереально жить; они очень эксцентричные люди. Они дают другому свободу, но их свобода кажется быстрее безразличием, чем свободой, и смотрится так, как будто им все равно, как будто для их это не имеет значения. Они предоставляют друг дружке жить в собственном пространстве. Дела кажутся только поверхностными; они страшатся идти поглубже друг в друга, так как они более привязаны к собственной свободе, чем к любви и не желают идти на компромисс.

И 3-я возможность – взаимозависимость. Это случается очень изредка, но когда это случается, это рай на земле. Два человека, ни зависимые, ни независящие, но в непомерной синхронности, как будто дыша совместно, одна душа в 2-ух телах – когда случается это, происходит любовь. Именуйте любовью только это. 1-ые два типа по сути не обожают, они просто принимают конструктивные меры – социальные, психические, био меры. Третье – это нечто духовное. Нуждаться и давать, обожать и иметь

К.С. Льюис решил поделить любовь на два вида: «любовь-потребность» и «любовь-подарок». Абрахам Мэслоу тоже разделяет любовь на два вида. 1-ый он именует «любовь-недостаточность», вторую – «любовь-бытие». Это разделение существенно, и его необходимо осознать.

«Любовь-потребность» либо «любовь-недостаточность» находится в зависимости от другого; это незрелая любовь. Практически, это не настоящая любовь – это потребность. Ты используешь другого, ты используешь другого как средство. Ты эксплуатируешь, манипулируешь, подчиняешь его для себя. Но другой принижен, другой практически уничтожен. И точно то же самое делает другой. Он пробует манипулировать тобой, доминировать, обладать, использовать тебя. Использовать человеческое существо – очень нелюбяще. Потому это только кажется схожим на любовь; это липовая монета. Но конкретно это происходит с практически девяноста девятью процентами людей, так как 1-ый урок любви, который ты получаешь, это твое детство.

Ребенок рождается; он находится в зависимости от мамы. Его любовь к мамы это «любовь-недостаточность» – он нуждается в мамы, он не может выжить без мамы. Он любит мама, так как мама это его жизнь. Практически, это по сути не любовь – он будет обожать всякую даму, которая будет его защищать, которая поможет ему выжить, которая удовлетворит его потребность. Мама это собственного рода еда, которую он ест. Он получает от мамы не только лишь молоко, да и любовь – и это тоже потребность. Миллионы людей остаются детками всю жизнь; они никогда не растут. Они вырастают в возрасте, но никогда не взрослеют в уме; их психология остается инфантильной, незрелой. Они всегда нуждаются в любви, всегда жаждут ее, как еды.

Человек становится зрелым в то мгновение, когда начинает обожать заместо того, чтоб нуждаться. Он начинает переполняться, делиться; он начинает отдавать. Ударение совсем другое. В первом ударение на том, как получить побольше. Во 2-м ударение на том, как дать, как дать побольше и как дать непременно. Это рост, к для тебя приближается зрелость. Зрелый человек дает. Только зрелый человек может отдавать, так как только у зрелого человека это есть. Тогда любовь независима. Тогда ты можешь быть любящим, независимо от того, любит ли тебя другой. Тогда любовь это не отношение, это состояние.

Что происходит, когда цветок расцветает в почаще леса, где нет никого, чтоб им восторгаться, где никто не проходит мимо и не гласит, какой он прекрасный, никто не лицезреет его красы, его радости – не с кем поделиться, – что происходит с цветком? Он погибает? Он мучается? Он впадает в панику? Совершает суицид? Он продолжает цвести, просто продолжает цвести. Не имеет значения, проходит кто-то мимо либо нет; это непринципиально. Он продолжает отдавать собственный запах ветрам. Он продолжает предлагать свою удовлетворенность Богу, целому. Если я один, то тогда и я буду таким же любящим, каким был с тобой. Это не ты создаешь мою любовь. Если б ты создавал мою любовь, тогда, естественно, когда не стало тебя, не стало бы и моей любви. Ты не извлекаешь из меня любовь, я изливаю ее на тебя – это любовь-подарок, любовь-бытие. И я совсем согласен с К.С. Льюисом и Абрахамом Мэслоу. 1-ое, что они именуют любовью, это не любовь, это потребность. Как потребность может быть любовью? Любовь это роскошь. Это обилие. Это означает, иметь столько жизни, что ты не лишишься. Это означает, иметь настолько не мало песен в сердечко, что ты должен их спеть – слушает кто-то либо нет, это непринципиально. Если никто не слушает, то тогда и ты будешь петь свою песню, плясать собственный танец. Другой может получить его, может упустить – но что касается тебя, ты течешь; это переполнение. Реки текут не ради тебя; они текут, есть ты либо нет. Они текут не ради твоей жажды; они текут не ради твоих жаждущих полей; они просто текут. Ты можешь утолить жажду, можешь упустить – это находится в зависимости от тебя. Река по сути текла не тебе, река просто текла. Случаем ты можешь получить воду для собственного поля, случаем ты можешь получить воду для собственных потребностей.

Когда ты зависишь от другого, это всегда приносит страдание. В то мгновение, когда ты зависишь, ты начинаешь ощущать себя злосчастным, так как зависимость делает рабство. Тогда ты начинаешь тонкими способами мстить, так как человек, от которого для тебя приходится зависеть, приобретает над тобой власть. Никому не нравится, когда кто-то имеет над ним власть, никому не нравится быть зависимым, так как зависимость убивает свободу. И любовь не может цвести в зависимости – любовь это цветок свободы; ему необходимо место, ему необходимо абсолютное место. Другой не должен в него вмешиваться. Он очень деликатен.

Когда ты зависишь от другого, другой, естественно, будет подчинять тебя для себя, а ты попытаешься подчинить его. Это борьба, которая длится меж так именуемыми хахалями. Они – интимные неприятели, повсевременно борющиеся. Супруги и супруги – что они делают? Любовь очень редка; борьба это правило, любовь – исключение. И как могут они пробуют подчинить друг дружку – даже в любви они пробуют подчинить друг дружку. Если супруг просит супругу, она отрешается, не желает. Они очень жадна: она дает с большой неохотой, она желает, чтоб ты вилял вокруг нее хвостом. И так же с супругом. Когда супруга нуждается, она просит его, но супруг гласит, что утомился. В конторе было очень много работы, он работал очень много, и ему необходимо заснуть.

Это методы манипуляции, пробы вынудить другого голодовать, сделать его более и поболее голодным, чтоб он стал более и поболее зависимым. Естественно, дамы в этом более дипломатичны, так как мужик уже имеет власть. Ему не надо отыскивать тонких и опасных путей к власти, он уже имеет власть. Он управляет средствами – это его власть. Он посильнее мышечно. Веками он обуславливал разум дамы, что он посильнее, а она слабее.

Мужик всегда пробовал отыскать даму, которая во всех смыслах меньше его. Мужик не желает жениться на даме, которая образованнее его, так как на карту поставлена власть. Он не желает жениться на даме, которая выше его, так как кажется, что высочайшая дама его превосходит. Он не желает жениться на даме, которая очень умственна, так как она спорит, а аргументы могут повредить власть. Мужик не желает даму, которая очень известна, так как тогда он становится вторичным. Веками мужик просил даму, которая молодее его. Почему супруга не может быть старше? Но старшая дама опытнее – это разрушает власть.

Потому мужик всегда находил даму, которая меньше – вот поэтому дамы утратили рост. Нет другой предпосылки, по которой они должны быть ниже парней, совсем никакой предпосылки; они утратили рост, так как всегда выбирали малеханьких дам. Постепенно это вошло в их разумы так глубоко, что они утратили рост. Они утратили разум, так как разумные дамы были не необходимы; разумная дама была уродцем. Ты удивишься, узнав, что исключительно в этом веке их рост опять стал возрастать. Даже кости стали возрастать, скелет стал возрастать. Только за последние 50 лет… в особенности в Америке. И их мозг тоже вырастает и становится больше, чем был ранее, череп становится больше.

Мысль свободы для дам разрушила какую-то глубокую обусловленность. У мужчины уже было столько власти, что ему не надо было быть очень хитрецким, не надо было быть очень косвенным. У дам не было власти. Когда у тебя нет власти, ты должен быть более дипломатическим – это заменитель. Единственным методом ощутить власть было то, что они были необходимы, что мужик повсевременно нуждался в их. Это не любовь, это сделка, и они повсевременно торгуются о стоимости. Это неизменная борьба. К.С. Льюис и Абрахам Мэслоу разделили любовь на два типа. Я не делю на два типа. Я говорю, что 1-ый род любви это только заглавие, липовая монета; она не истинна. Только 2-ой род любви – это любовь.

Любовь случается, только когда ты спел. Ты становишься способным обожать, только когда ты взрослый. Когда ты знаешь, что любовь это не потребность, но переполнение – любовь-бытие либо любовь-подарок, – тогда ты можешь отдавать без всяких критерий.

1-ый вид любви, так именуемая любовь, исходит из глубочайшей потребности человека в другом, тогда как «любовь-подарок» либо «любовь-бытие» изливаются от 1-го зрелого человека к другому из обилия. Человек заполнен ею. У тебя она есть, и она начинает двигаться вокруг тебя, точно как когда ты включаешь лампу, лучи начинают распространяться в мгле. Любовь это побочное следствие существа. Когда ты есть, тебя окружает аура любви. Когда тебя нет, вокруг тебя нет этой ауры. А когда вокруг тебя нет этой ауры, ты просишь другого дать для тебя любовь. Позволь мне повторить: когда у тебя нет любви, ты просишь другого дать ее для тебя; ты нищий. А другой просит тебя дать любовь ему либо ей. Двое нищих, протягивающих друг дружке руки, любой из которых уповает, что это есть у другого… Естественно, оба они, в конце концов, ощущают себя побежденными, обманутыми.

Ты можешь спросить всех супруга и супругу, можешь спросить всех любовников – оба они ощущают себя обманутыми. То, что это есть у другого, было твоей проекцией – если у тебя некорректная проекция, при чем здесь другой? Твоя проекция была разрушена; другой не оказался подходящим твоей проекции, вот и все. Но другой и не должен соответствовать твоим ожиданиям.

И ты околпачил другого… это ощущает другой, так как он возлагал надежды, что любовь потечет от тебя. Вы оба возлагали надежды, что любовь потечет от другого, и оба были пусты – как может случиться любовь? Самое большее, вы сможете быть злосчастными совместно. Ранее вы были злосчастными поодиночке, по отдельности; сейчас вы сможете быть злосчастными совместно. И помни, когда два человека злосчастны совместно, это не просто сложение, это умножение.

Один ты ощущал себя разочарованным, сейчас вы чувствуете себя разочарованными совместно. Одно в этом отлично: в этом ты можешь переложить ответственность на другого – другой делает тебя злосчастным; это очко в твою пользу. Ты можешь расслабиться. «Со мной все в порядке, но другой… Что делать с таковой супругой – противной, пилящей? Человек обречен быть злосчастным. Что делать с таким супругом – уродливым, скрягой». Сейчас ты можешь переложить ответственность на другого; ты отыскал козла отпущения. Но страдание сохраняется, страдание множится неоднократно.

Это феномен: у тех, кто влюблен, нет никакой любви, вот поэтому они влюбляются. И так как у их нет никакой любви, они не могут давать. И очередное – незрелый человек всегда влюбляется в другого незрелого человека, так как только они могут осознать язык друг дружку. Зрелый человек любит зрелого человека. Незрелый человек любит незрелого человека.

Ты можешь продолжать поменять супруга либо супругу тыщу и один раз, но ты опять отыщешь даму такого же типа, и повторится прежнее страдание – в различных формах, но повторяется одно и то же страдание, повторяется практически в точности. Ты можешь поменять супругу, но ты не поменялся – кто сейчас изберет новейшую супругу? Выберешь ты. Выбор опять придет из твоей незрелости. Ты опять выберешь даму того же типа.

Основная неувязка любви в том, чтоб поначалу стать зрелым. Тогда ты отыщешь зрелого напарника; тогда незрелые люди совсем не будут тебя завлекать. Происходит конкретно так. Если для тебя 20 5 лет, ты не влюбляешься в двухмесячного малыша. Точно так же, если ты зрелый человек психологически, духовно, ты не влюбишься в малыша. Этого не бывает. Этого не может быть, ты видишь, что это глупо.

Практически, зрелый человек не падает в любовь, он подымается в любви. Слово «падать» некорректно. Только незрелые люди падают; они спотыкаются и падают в любовь. Кое-как им удавалось стоять прямо. Сейчас они не могут больше стоять – они находят даму, и их больше нет, они находят мужчину, и их больше нет. Они всегда были готовы свалиться на землю и стелиться. У их нет никакого хребта, позвоночника; у их нет достаточной цельности, чтоб выстоять в одиночку.

У зрелого человека довольно цельности, чтоб быть одному. И когда зрелый человек дает любовь, он дает ее без всяких присоединенных к ней потаенных нитей – он просто дает. Когда зрелый человек дает любовь, он ощущает благодарность за то, что ты ее принял, не напротив. Он не ждет, что ты будешь признателен за это – нет, совершенно нет, ему даже не нужна твоя благодарность. Он благодарит тебя за то, что ты принял его любовь. И когда два зрелых человека обожают друг дружку, происходит один из величайших парадоксов жизни, одно из самых прекрасных явлений: они совместно, но в то же время непомерно одиноки. Они до таковой степени совместно, что практически одно целое, но их единство не разрушает особенности – практически, оно ее наращивает, они становятся более персональными. Два зрелых человека в любви помогают друг дружке стать свободнее. Нет никакой политики, никакой дипломатии, никаких попыток подчинить для себя другого.

Как ты можешь пробовать подчинить человека, которого любишь?Только задумайся об этом – подчинение это род ненависти, гнева, враждебности. Как можно даже мыслить о том, чтоб подчинить для себя человека, которого ты любишь? Ты желал бы созидать этого человека совсем свободным, независящим; ты желал бы дать ему больше особенности. Вот поэтому я называю это величавым финоменом: они совместно так, что практически соединились в одно, но все таки в этом единстве остаются особенностями. Их особенности не смешиваются – они усиливаются. Другой обогатил их в том, что касается свободы.

Незрелые люди в любви разрушают свободу другого, делают кандалы, делают кутузку. Зрелые люди в любви помогают друг дружке быть свободными; они помогают друг дружке повредить все виды кандалов. И когда любовь течет в таковой свободе, в ней есть такая краса. Когда любовь течет в зависимости, она уродлива.

Помни, свобода это ценность высшая, чем любовь. Вот поэтому в Индии предельное мы окрестили мокшей; мокша означает свобода. Свобода это ценность высшая, чем любовь. Потому, если любовь разрушает свободу, она этого не стоит. Любовь должна быть отброшена, свобода должна быть спасена – свобода это высшая ценность. И без свободы ты никогда не можешь быть счастливым, это нереально. Свобода это характерное по природе желание каждого мужчины, каждой дамы – полная свобода, абсолютная свобода. Потому все, что становится на пути этой свободы, – человек начинает непереносить это.

Не ненавидишь ли ты мужчину, которого любишь? Не ненавидишь ли ты даму, которую любишь? Ненавидишь! Это нужное зло, для тебя приходится его вытерпеть. Так как ты не можешь быть один, ты должен суметь быть с кем-то, и для тебя придется подстроиться под требования другого. Для тебя придется вытерпеть, для тебя придется выносить их.

Любовь, чтоб быть вправду любовью, должна быть любовью-бытием, любовью-подарком. Любовь-подарок значит состояние любви – когда ты прибыл домой, когда ты вызнал, кто ты таковой, тогда любовь появляется в твоем существе. Тогда этот запах распространяется, и ты можешь дать его другим. Как ты можешь дать что-то, чего у тебя нет? Основное условие к тому, чтоб дать, это чтоб у тебя это было.

Любовь и брак

Я предлагаю, чтоб свадьба происходила после медового месяца, никогда не ранее. Только если все пойдет отлично, – только тогда должна происходить свадьба.

Медовый месяц после женитьбы очень небезопасен. Как я знаю, девяносто девять процентов браков кончаются к тому времени, как исходит медовый месяц. Но если ты попался, у тебя уже нет пути к бегству. Тогда все общество – закон, трибунал, все против тебя, если ты оставишь супругу либо супруга оставит тебя. Тогда вся мораль, религия, священник, все против тебя.

Практически, общество должно создавать все вероятные препятствия к браку и никаких препятствий к разводу. Общество не должно позволять людям жениться так просто. Трибунал должен сделать препятствия – поначалу проживи с этой дамой, по последней мере, два года, тогда трибунал позволит вам пожениться. Прямо на данный момент они делают прямо обратное. Если ты хочешь жениться, никто не спрашивает, готов ли ты, либо это только прихоть, просто поэтому, что для тебя нравится нос этой дамы. Какая тупость! Человек не может жить с одним прекрасным носом. Через два денька нос будет забыт – кто глядит на нос собственной супруги? Супруга никогда не кажется прекрасной, супруг никогда не кажется прекрасным; как они знакомы, краса исчезает.

Двум людям необходимо позволить жить совместно довольно длительно, чтоб они узнали друг дружку, познакомились вместе. До этого этого, если они желают пожениться, им не должны этого разрешать. Тогда разводы пропадут из мира. Разводы есть только поэтому, что браки некорректны и обязаны. Разводы есть поэтому, что браки заключаются в романтичном настроении.

Романтическое настроение отлично, если ты поэт – а поэты не сделали для себя славы не плохих мужей и жен. Практически, поэты практически всегда холостяки, они дурачятся и никогда не ловятся, и потому их романтика остается в живых. Они продолжают писать стихи, прекрасные стихи… Человек не должен жениться на мужчине либо даме в поэтическом настроении. Пусть придет житейское настроение, тогда воспринимай решение. Так как каждодневная жизнь быстрее похожа на прозу, чем на поэзию.

Человек должен стать довольно зрелым. Зрелость значит, что человек больше не романтичный дурачина. Он осознает жизнь, осознает ответственность жизни, осознает трудности того, чтоб быть совместно с кем-то другим. Он воспринимает все эти трудности, и все таки решает жить с этим человеком. Он не уповает на то, что это будет только раем, розами. Он не уповает на ересь; он знает, что действительность трудна, груба. Есть розы, но изредка и далековато друг от друга; есть огромное количество шипов.

Когда ты становишься бдительным ко всем этим дилеммам и все таки решаешь, что стоит рискнуть и быть с кем-то, заместо того чтоб быть одному, тогда женись. Тогда брак никогда не будет убивать любовь, так как эта любовь реалистична. Брак убивает только романтическую любовь. Романтичная любовь это то, что люди именуют щенячьей любовью. Человек не должен на нее полагаться. Он не должен мыслить, что это питание. Может быть, это будет как мороженое – время от времени ты можешь его есть, но не завись от него. Жизнь должна быть более близкой к реальности, более житейской.

Сам по для себя брак никогда ничего не разрушает. Брак только выводит на поверхность то, что в для тебя уже есть – выводит наружу. Если снутри тебя укрыта любовь, брак выведет ее наружу. Если любовь была только притворством, только взяткой, в какой-то момент она пропадет. Тогда на поверхность выходит твоя действительность, твоя уродливая личность. Брак это просто возможность, чтоб все, что было у тебя снутри, вышло наружу.

Любовь не разрушается браком. Любовь разрушается людьми, которые не могут обожать. Любовь разрушается, так как, сначала ее и не было, ты жил во сне. Действительность разрушает этот сон. По другому любовь это нечто вечное, часть вечности. Если ты растешь, если ты знаешь это искусство и принимаешь реалии любовной жизни, тогда она продолжает расти с каждым деньком. Брак становится непомерной возможностью, расти в любви.

Ничто не может повредить любовь. Если она есть, она продолжает расти. Но у меня такое чувство, что почти всегда, сначала, ее нет. Ты некорректно сообразил себя, было что-то другое – может быть, был секс, может быть, было сексапильное желание. Но оно будет разрушено, так как, как ты позанимался любовью с дамой, сексапильное желание исчезает. Сексапильное желание есть только к неведомому – как ты испытываешь вкус женского тела либо мужчины, сексапильное желание исчезает. Если твоя любовь была только сексапильным влечением, она обречена на то, чтоб пропасть.

Потому никогда не воспринимай за любовь что-то другое. Если любовь вправду любовь… Что я имею в виду, когда говорю «действительно любовь»? Я имею в виду, что просто в присутствии другого в один момент ты ощущаешь себя счастливым; просто оттого, что вы совместно, ты ощущаешь экстаз; само присутствие другого удовлетворяет что-то глубоко в твоем сердечко… что-то начинает петь у тебя в сердечко, ты попадаешь в гармонию. Само присутствие другого помогает для тебя быть более собранным; ты становишься более личным, более центрированным, более уравновешенным. Тогда это любовь.

Любовь это не страсть, любовь это не эмоция. Любовь это очень глубочайшее осознание того, что кто-то завершает тебя. Кто-то делает тебя замкнутым кругом. Присутствие другого наращивает твое присутствие. Любовь дает для тебя свободу быть собой; это не чувство принадлежности.

Потому наблюдай – никогда не считай секс любовью, по другому ты будешь околпачат. Будь бдителен, и когда ты начнешь ощущать с кем-то, что самого его присутствия, незапятнанного присутствия – ничего больше, ничего больше не надо; ты ничего не просишь, только присутствие, только то, что другой есть, – довольно, чтоб сделать тебя счастливым… Что-то в для тебя расцветает, распускается тыща и один лотос, тогда и ты любишь. Тогда и ты можешь пройти через все трудности, которые делает действительность. Многие боли, многие волнения – и ты сможешь пройти через их, и твоя любовь будет цвести больше и больше, так как все эти ситуации станут вызовами. И твоя любовь, преодолевая их, будет становиться более и поболее сильной.

Любовь это вечность. Если она есть, тогда она продолжает расти и расти. Любовь знает начало, но никогда не знает конца.

Родитель и ребенок

Если предки медитативны, если ребенок рождается не только лишь в био половом акте, да и в глубочайшей медитативной любви…Медитативная любовь – это означает, расплавиться в существе друг дружку, не только лишь в теле. Это означает, отложить в сторону ваши эго, религии, идеологии – стать обычным и невинным. Если ребенок будет зачат в этом необусловленном состоянии родителей, есть не только лишь возможность, да и уверенность, что ребенок вообщем не будет обоснован.

Есть некие вещи, которые вы должны осознать – я не могу представить никаких доказательств, они за пределами доказательств. Подтверждением может стать